who and how to CHERNOBYL


Who and how to prepare CHERNOBYL

       Why after 20 years there is a need to put the question this way and respond to it? First Chernobyl disaster — it is not an ordinary event, and secondly it has happened in the era of totalitarian communist regime, when the booming permissiveness officials, killing themselves and the country as a whole. Analyzing the causes of the Chernobyl accident presented in the report of the Governmental Commission of the USSR IAEA come to a conclusion as this report is packed with lies, the desire to shift responsibility from blame on others. The main culprit is appointed operational staff the plant, while with these people was taken subscribed a non-disclosure of events, the facts of that fateful night. Cool — to accuse people and deny them the opportunity to defend himself. Therefore, the IAEA report an accident can be arbitrarily — opponents are neutralized.

                   There was a second reason, Soviet scientists to hide the true cause of the accident. Large scale of the tragedy and the international community to demand that the Soviet Union to cease operation of nuclear reactors of the Chernobyl type, because of their increase-shennoy operational nuclear danger. To this end, the Chernobyl nuclear accident was explained in terms of the identity of an accident on the American nuclear power in the Pen-Sylvania at Three Mile Island.

        Is it possible to compare these two accidents. Confidently assert, is impossible. This is not only the different reactors in construction, on the effects of reactivity, but most importantly — it’s reactors of two different states. There, people were evacuated from the danger zone, when there was only a prerequisite to an accident, we have after the explosion, when the burning fuel and graphite, while fuel radioactively decayed, the streets of children playing and people walking on the May Day demonstration. In Pennsylvania, was not even an explosion of the reactor core at Chernobyl was. At Three Mile — Island really stopped heat removal from the reactor core and the reactor was shut down. But at the expense of residual heat release explosive mixture formed a bubble and blow as a result of the activities, though he, too, could explode at any moment, but they had the opportunity to fight him. As for us, the reactor before the explosion was at a power equal to the power of the reactor residual heat of the American, and in our version of the circulation of coolant through the reactor core impl-stvlyalas 8-th circulation pumps and stopped only after the reactor explosion — pumps kavetiruyut naturally, that is stop the cooling of the core, after the destruction of circulation circuit in the explosion. In America, at the station ready to explode, our reactor was operated in normal mode, it is in the mode that was recommended by Kurchatov Institute. — So he was operated for many years, and none in thought was not that he might explode. After the explosion, the operating personnel shouted in a loud voice what they were doing everything right, they do not understand why this happened?

        All in order. Staff charged that he had brought out of the reactor protection on excess capacity. Argue that this protection can not be deduced from the action, since the conclusion of this protection is equivalent to the protection operation at the reactor — that is, it must not be used, the findings of the Government Commission of the USSR did not stand any criticism. That’s why you need a subscription for a non-disclosure of the situation at the reactor site. In fact, I suppose, was put on the protection of the local excess of power, without which dozens of Soviet reactors were successfully operated for several years without any explosions. Especially pay attention to the fact that the lifting power of the Chernobyl reactor with the fuel load after the break with any power, without taking local protection for excess power can not, and therefore one can not blame the station staff to disable this protection. From this it follows that if protection for power exceeds any slight reduction in flow through the reactor, would have led to his stop on the excess power from — a positive Nogo steam reactivity effect. But the defense has been reset manually by the operating personnel after the explosion in reactor channels to the main blast on it. This also implies the absurdity of the accusations station staff and that he had brought protection to reduce the level of the Drum — separators. This could lead to a breakdown of pumps, providing heat removal from the reactor and cause its explosion. No termination of coolant flow through the core to the Rector, the cause of which could be a pump cavitation due to a low level in the drum — separators, until the explosion was not, as I pointed out above, the decrease in consumption would lead inevitably to trigger the protection of excess capacity. Sounds absurd charge of personnel and that he had brought protection for the emergency core cooling reactor (ECCS). As I stated above — no reduction in flow through the reactor core up to the explosion was not, and ECCS connects only when stopped cooling water flow through reactor. That is, will he give ECCS water into the reactor, if he had not been disabled, only after a major explosion at the reactor, the magnitude of the tragedy in this case is likely to be increased many times.

        I have deliberately omitted the situation at the nuclear power plant auxiliary equipment, as I believe it is only important what happened in the rector: his power, the physics of the reactor core, the different proposals that are embedded in the algorithms and control research — the research department of the station under the supervision of the Kurchatov Institute ., flow rate and coolant parameters, heating, Thermodynamics, Fluid core. . Of the writing that I blame 25 years after the accident, the Government Commission of the USSR in the deliberate concealment of the causes of the Chernobyl tragedy. It would seem not natural, if I did not blame it on immediately after the publication of conclusions on the accident and report to the IAEA. I have already spoken out for the fact that the real culprits of the tragedy are the representatives of the Kurchatov Institute, members of the government’s affiliation, the members of the CPSU Central Committee — the head of the nuclear energy sector Kopchinskogo. I want to draw attention that I have all of the agencies were warned of impending disaster still two years before her, but no conclusions made. Fearing the publicity of my warnings about impending crash I was invited after the accident and to the Government and the Central Committee, and the Kurchatov Institute and teh.sovet NIKIET. I think everybody understands, if my point of view of the coming crash, and my proposals necessary for the safe operation of the reactor were wrong with me no one would have talked to — it is a fact. As follows from the letter Filimontseva JN member of the board of the USSR Ministry of Atomic Energy chief GlavAESRBMK at these meetings gave answers to my questions, in addition, I was told by some areas there is a reconstruction of NPP with RBMK reactors, and highlights the issues they eliminate the shortcomings that I mentioned earlier, and I was satisfied with the results of interviews As it is written in a letter from 28.08.1987 years № 11-695/13 JN Filimontseva — we are speaking different languages ​​and I’ve never stayed satisfied with the results of the interviews. What hypocrisy! I still have two years before the accident indicates not only flaws, but makes suggestions that could prevent a tragedy, and who put into practice the safe operation of NPP after the accident. Without my consent Academic Institute IAE them. Kurchatov appropriating intellectual property of others — because they had my letter with my suggestions — pure plagiarism. Absurd assertion Filimontseva that the academicians of the two leading academic institutions responded to my questions and told me what areas being renovated plant. Who could believe this? What was discussed at these meetings? Even after the crash on the orders of the Central Committee took place. Council of the above two academic institutions, which were supposed to listen to me. But I have this tech. Council is not allowed without a pass was released. Head of the Department of RBMK reactors Institute IAE them. Kurchatov Kalugin catches me at the entrance of the institute and is leading me for obvious reasons not to teh.sovet to be held at the institute and one of the cottages next to the institute, which allegedly has held those. advice. At this improvising-consistent tech. Council to attend to the Institute. Kurchatov Kalugin, who responded to my suggestions mentioned by me two years before the accident, the introduction of which would prevent the tragedy of Chernobyl and accepted unconditionally into the practice of operating the Chernobyl reactor after the explosion at Chernobyl. I draw your attention that my letter Institute has been retained. Only an accident forced the Ministry of Atomic Energy of the USSR to implement my suggestions — new academics to come up with anything they could not. On those. Council also attended and Director of Institute. Kurchatov Rumyantsev, the future Minister of Atomic Energy of Russia, is it approved the response to my letter, drawn up by Kalugin. And there were two representatives from NIKIET. In a narrow circle, instead of those recommended. Board read all my suggestions with rationale and compared to what it was in response to my letter. As a result, I have only heard: «Responses to the Institute to my suggestions in the letter were given not on the merits, and my suggestions have already put into practice exploitation of reactors, as a collective result of work of many specialists, whose efforts were directed at eliminating the consequences of the Chernobyl tragedy, and improve the safety of nuclear power plants. «Everything was wrong. Additionally, note that the representative of the NIKIET deliberately provoked me to the scandal that put me trouble-makers, academics such experience does not hold. Provoke me, he in essence one of the algorithms mentioned in my letter, as leading to the accident, and this algorithm was written in the regulation of reactor. Kalugin, but he was quickly besieged, who feared publicity of the situation.

           The meeting was attended by Chief of GlavAESRBMK cupola JN Fili-Monza Ivanov and the chief engineer, and myself. Ivanov did not say another all-time single word, and Filimontsev showed me a real circus. He is the same as those. council, read out my proposal, and he constantly jumped on a chair, slapped his hands over his ears and shouted: «Yes, they could just break?» Given this behavior, we can conclude that Filimontsev not understand the physics of the Chernobyl reactor, namely, the Chernobyl reactor with the fuel load effectively Explorer-atirovat not displaying it in some cases, nuclear — dangerous regime with a high probability of explosion is impossible. And not knowing this, he had no right to, since before the Chernobyl accident, he was chief engineer of the Kursk nuclear power plant, and there exploiting reactor-was considered in the same conditions. All the reactors was a supervisor.

         In an interview with the head of the nuclear energy sector CPSU Kopchinskim GA, by talking in different languages ​​and loose talk on the Chernobyl accident, I cut her off prematurely. After the explosion of the reactor, I pointed to him as a major culprit of the accident. Before the accident, he was deputy. Chief Engineer for Science at the Chernobyl nuclear power plant, and that he introduced the practice of reckless experiments that were conducted, by the way, is not competent specialists. After his departure left instead of itself is not competent professionals: Liutov Gobova, Kryat. They are diligent, helpful, but not these qualities in the first place should have the experts — nuclear specialists. From the above we can conclude — all sessions were organized to figure out how I could exactly justify future accidents and whether there is an element of chance or some kind of coincidence, and not to allow any publicity, because the accident was then attracted the attention of around the world. I’m 25 years old was not at nuclear power plants with RBMK reactors, but I have a reason to say that in some situations, reactors and are now displayed in the nuclear dangerous regimes, and as a consequence there is a danger of explosion, such as Chernobyl. But please note, I can not say exactly without having to visit nuclear power plants with reactors of the Chernobyl type, I can only guess. I draw your attention that one of the Chernobyl reactor, and in Russia there are more than 20, blew up after 10 successful years, we can say the triumphant operation, and he exploded when operating in normal mode, the remote control any deviation was not. Unless of course you do not specify that at some — point dropped signals to reduce consumption by Mnemonic display abnormalities, and it often falls out and what is not said, especially not to say that derailed pumps. A staff in similar situations in the regulations must take action in the presence of signal and sign it. As soon as the explosions went into the channels, that is showing signs of signals, immediately attempted to reset the protection of a button, but it was too late, and doing it was not this way, the rules did not stipulate the personnel actions in a similar situation .. The rods were lowered into the core, and instead turn off the reactor, they began to turn it into a nuclear bomb.

            Was another reason for members of the Government Commission, whose work was corrected by the same representative of the CPSU Central Committee Kopchinskim, hide the Chernobyl disaster. Most of them were in one degree or another involved in monitoring the operation and design of RBMK reactors. Blame themselves and they could not shift the responsibility for operational staff the station. I have already pointed out above, the reactor into a nuclear bomb while moving down the safety bars. But this situation does not always happen, but only under certain physical conditions of the reactor core. And this situation was pointed out by me for two years before the accident, in letters to the Academy of Sciences of the USSR, Gosatomenergonadzor, the Soviet government, but the findings were not made on time. After the accident, considered three options for the Chernobyl tragedy, composed of three departments. Was chosen one of them, in my opinion the most unfortunate and does not hold water option, the main thing that the main cause of the accident in this version has been operational personnel, but officials and representatives of science, warned me of the impending crash still two years before it (in 1984).

              Err — the human thing, rather than admit their mistakes — the devil-parameter. Can I expect now that we can prove that the Chernobyl accident brought the world not as it happened in reality? Of course I can. You can destroy my letter with a warning about it, you can bury the results of all conversations with me in different instances in the offices of Moscow, but I kept the letter in which I warned of the impending disaster and the responses from different departments. Can be found in the operational logs of the Chernobyl nuclear power, where I pointed out the symptoms of the accident, I can point to rationalization proposals from representatives of science, having introduced which was prepared by an explosion at a reactor. You may recall the declared statements of Soviet scientists on a new look at the reactor core and critical mass. Where is this new look and for what purpose all this declare?

               I am aware that the accusations of science put forward by me, seriously. The conclusion arises whether one can trust the monitoring, operation, installation, designing nuclear power plants in Russia, such representatives? Of course not. Can Russia with experts to build another two dozen nuclear power plants and trouble-free to exploit them in the near future? Of course not. Do I need to bring under control the public of such professionals and they create offspring? Of course it is necessary. Do I have to the truth about Chernobyl has become the property of all? Of course it is necessary not only to Chernobyl is not repeated, but in order to rehabilitate people charged in vain for the sake of expediency. Am I entitled to put questions listed above, if the received unsubscribe from the different departments at my science to safely operate nuclear power plants with channel-type reactors and not taking the necessary and sufficient measures proposed by me, by officials responsible for the reliable operation of reactors, if I put together a family Pripyat and left two years before the accident? Of course, I have, as a specialist, as a citizen who wants to do everything so that an accident does not happen again. Have the right of representatives of academic science at the Leningrad Nuclear run in my proposals without me after the accident? Certainly did not have, even because they misconstrued my proposal even after the accident. They had their own, some new, hitherto unknown to look at the reactor core. They believed that the safety bars are always moving down at 1 meter from the upper limit switch disperse the reactor, but it is not. It all depends on the physical condition of the reactor core, as I wrote in his letters.

               Many may have doubts about the above. Why should I, if the theoretical basis for the forthcoming crash and appealed to the proposals could not have prevented it? How to understand scientists — physicists, explaining the Chernobyl accident is not so, as I suggested, but the direction in which they carried out the reconstruction of RBMK plants were based solely on my proposals. All this, I will write another page of this blog. So to be continued. The tasks assigned me, it is difficult to be solved in our Russia, if I go it alone. Therefore, all willing to help me, please contact the Web-mail: valeramail.ru @ rambler.ru, phone 8 (861) 252-86-55. Everyone will be very grateful.

                                                                                   Yours sincerely, Valery Polyakov

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Fukushima turned to Chernobyl
Posted on April 7, 2011 by valeramailru
                 Fukushima TRANSFORMATIONS IN CHERNOBYL 21 CENTURY

March 13, the day after the accident at Fukushima, I tried to predict the situations of the nuclear plant’s blog Foundation «Protecting the world from Chernobyl», and refresh-ival of those who sought some sort of analogy to Chernobyl. Then I pointed out that Faku-Sim Japanese experts will not turn to Chernobyl, will take into account the mistakes of Chernobyl liquidators. Active Area (230 tons of fuel, thousands of tons of graphite and metal) Chernobyl nezaglushennogo and nothing uncooled reactor turned by residual heat in the molten state, and there continued in the open air chain nuclear reaction at the expense of sub-critical neutron flux. Activities conducted under the leadership of the Kurchatov Institute of Atomic taming unbridled beast led to radioactive emissions into the atmosphere and did not bring tangible effect on cooling the molten mass and a decrease in subcritical neutron flux. For the sake of market fluctuations and doing something, and why, did not know.

March 13 and predicted the situation in Fukushima, I drew attention to the fact that Japanese-metal specialists, without providing cooling water to the reactor, leaving the nuclear power plant and leaving the reactor with subcritical neutron flux and with a non-controlled significant residual heat created conditions for the meltdown reactor cores and burnout absorber introduced into the reactor in the absence of circulation of coolant through the reactor. If you Gorani-absorber molten reactor core at the Fukushima trans-tilas in such as Chernobyl but with subcritical flow (since burned down sinks, and fuel enrichment at Fukushima reactor, much higher) and large residual heat than in Chernobyl. Explosions gremuyuchey mixture with air emissions of radioactive isotopes are inevitable as long as there is in the reactor water .. But Fukushima, even in this situation — this is not Chernobyl. At Fukushima reactor no molten cores of the outdoors. And they will from that moment, as reactors with molten cores byut flooded with water, which immediately turned the reactors in Fukushima, a strong source of radioactive contamination of the surrounding area and there were colonies sebaceous emissions of radioactive isotopes into the atmosphere. And now we have an accident, the Chernobyl superior in its consequences. And all this happened because the Japanese physicists had not been taken into account the experience in the aftermath of the accident at Chernobyl.

I’m two years ago organized the Foundation «Protecting the world from Chernobyl», to attract the attention of people around the world on issues arising during the operation of nuclear power plants in order to maintain a healthy ecology of our planet. But I met the absolute indifference to this acute problem. Easier to prevent a disaster than to liquidate its village-ledstviya.

 President of the Foundation «Protecting the world from Chernobyl»

   Polyakov, Valery

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ РОССИИ


                               ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ РОССИИ

                Само понятие трудовых пенсий России воспринимать иначе, как с улыбкой, нельзя. Как может нормальный, не зомбированный человек, воспринимать пенсию, на которую нельзя оплатить стоимость услуг ЖКХ?  Здравомыслящий  человек должен задать себе и окружающим вопрос, а как оплачивать, после оплаты услуг ЖКХ,  лече-ние, стоимость лекарств, профилактику заболеваний, продукты питания, отдых, и многое другое, необходимое для  жизнедеятельности пенсионера. Получается, что он  не имеет средств на своё существование, а короче на жизнь. Так это геноцид пенсио-неров. Президент Путин, подписавший закон о трудовых пенсиях в РФ, вступивший в силу с января 2001 года, я думаю понимал всё это. Но закон подписал, и тем самым обрек на голодное вымирание миллионы своих граждан, тех кто своим непосильным трудом создал страну под названием Россия, и тем самым создал предпосылки конца этого государства. Сейчас этот конец четко просматривается.

          Путин, правительство и Единая Россия мне могут возразить в отношении оплаты услуг ЖКХ и сослаться на закон,  по которому эти услуги нищий оплачивает в размере не  более 15-20 % от совокупного дохода семьи нищего. На практике этот закон применяется не так, как представляют его обществу  олигархическое правительство, Дума и Путин. По факту, если у нищего оплаты услуг ЖКХ превышают 15-20 % совокупного дохода его семьи, то он имеет право на незначительные компенсации, которые не покрывают оставшуюся часть оплаты услуг ЖКХ, то есть, он  оплачивает эти услуги в полном объёме.

         Мне не понятна сама постановка вопроса в таком ключе. Почему я, инженер фи-зик — ядерщик со стажем  30 лет, более половины из них на особо вредных работах с пенсией 7800 рублей  и моя жена , врач со стажем работы 30 лет с пенсией 5200 руб-лей должны   признавать себя нищими или кто-то должен назначить нас таковыми. На мой взгляд, высокие цены на услуги ЖКХ сделаны для узаконенного, принудитель-ного переселения за неуплату трудовых пенсионеров из элитных квартир, получен-ных в советское время, в бараки. Освободившиеся квартиры перераспределить между слугами олегархического режима — прокурорами, судьями, милицией и так далее. Есть и другие узаконенные способы отбора квартир у пенсионеров, но об этом я напишу в следующий раз. А сейчас возвращаемся к трудовым пенсиям.

               Путин, правительство и Единая Россия постоянно твердят о повышающихся пенсиях и о социальном государстве. Какой обман! С 2001 года трудовые пенсии вы-росли приблизительно в пять раз, а цены на продукты питания, потребля-емые пенсионерами, услуги ЖКХ, энергоносители, лекарства возросли в ВОСЕМЬ  раз, как минимум. Такое узаконенное  в нашем государстве правило перераспределения бюд-жета в карманы монополистов, а не на повышение жизненного уровня пенсио-нера.  Хочу обратить внимание, что  повышение цен приводило только к повышению зарплат топ менеджеров в первую очередь, но не на расширения и модернизацию производства и не на ремонт и восстановление изношенного обору-дования. На это не хватало денег раньше и не хватает сейчас и никогда не хватит. Это  система олигархического государства — и не надо говорить о какой-то демократии в России.

             Путин, правительство и Единая Россия уверяют россиян в том, что пенсионный возраст не будет увеличиваться и называют страны, в которых он превышает на пять лет пенсионный возраст в России. Но утверждая это, Путин и его чиновники опускают, что средний возраст жизни мужчины в России равен 59 годам, то есть средний россиянин не доживает до пенсии, на этом основании я утверждаю, что в России средний россиянин трудовые пенсии не получает вообще, а  пенсионный капитал умерших должен переходит пережившим пенсионный возраст, в чем я лично сильно сомневаюсь..

           Как получилось так, что в нашем государстве нет денег на выплаты пенсий и куда испарился  созданный нынешними пенсионерами пенсионный капитал?  Они, создавая свой пенсионный капитал, воплощали его в фабрики и заводы, атомные станции и нефтеразработки, корабли и самолеты и так далее. Всё это в 90 годы было передано в частные руки, тем самым нарушено было имущественное право нынешних пенсионеров, закреплённое конституцией РФ.  Олигархи и их слуги сейчас утвержда-ют, что в 17 году большевики насильственно отобрали что-то у капиталистов. Но хочу им возразить, в 17 году экономика Россия была разрушена войной и кризисом, в банке не было ни одного рубля — всё вывезли, что могли тогдашние хозяева жизни. Не пони-маю, что в то время можно было отбирать. А вот в 90 годы Россия была могуществен-ным государством и её экономика занимала одно из ведущих  мест в мире. Они также утверждают, что в приватизации все принимали равное участие, опуская при этом, что одни приватизировали только заработанные ими квартиры, а другие приватизировали фабрики и заводы, к которым они не имели никакого отношения, и построены эти заводы нынешними нищими пенсионерами в предприватизационный период советской власти. Я лично за рынок, за капитализм, и  я за то, чтобы олигархи своим трудом построили хоть что-то в России, и вот тогда это будет их собственность и неприкос-новенность её будет гарантирована конституцией. Но они  никогда и ничего не построят.

              Как же Путин, правительство и Единая Россия отобрали законным способом собственность у пенсионеров?  Приватизацию пока не буду рассматривать. Я рассмо-трю закон о трудовых пенсиях в РФ, подписанный Путиным. Так вот в соответствии с этим законом пенсионный капитал подсчитывали в соответствии со средней заработ-ной платой по стране за третий  квартал 2000 года и соотношением зарплат пенсио-нера и средней зарплаты по стране за представленный пенсионером период работы. Президент Путин, подписывая такой закон, не знал, а скорее не хотел знать, что в 2000 году  все получали зарплату в конвертах и реальная заработная плата была значительно выше средней статистической по стране. Таким образом Путин  мгновен-но  отобрал у пенсионеров   их собственность. По мере того, как  зарплата увеличива-лась в стране, законом не предусматривалось подсчитывать пенсионный капитал, учитывая новый уровень средней статистической зарплаты. Обман налицо. А вот индексация пенсий в соответствии с инфляцией в стране предусмотрена законом, но это так и должно быть для поддержания и не снижения жизненного уровня пенсио-нера. Закон о трудовых пенсиях 2000 года следствие преступной приватизации, в результате которой у пенсионеров отобрали их реальную  собственность,  почти как в 17 году, только тогда большевики отбирали виртуальную собственность у капитали-стов. Так были обмануты все, учитывая интересы частных лиц и публичные интересы государства. Так объясняли  Путин и Путинские чиновники положения принятого закона. В значительной мере пострадали  лица, чей заработок значительно превышал среднюю зарплату по стране — это в основном те, кто имел стаж на особо вредных работах. Законом им при исчислении пенсионного капитала   ограничивали их заработную плату  коэффициентом 1,2 , так Путин покушался на их собственность, то что гарантируется конституцией РФ, а президент является гарантом конституции. Кроме всего этого, лицам имеющим стаж с особо вредными условиями труда, Путин, защищая интересы частных лиц и публичные интересы государства, не учитывал значительную часть их трудового стажа,  тем самым  изьял собственность у  пенсионеров этой категории . Что бы не быть голословным, я приведу свой пример. При исчислении пенсии мне ограничили зарплату  более , чем в четыре  раза и не учли трудовой стаж 10 лет, а пенсию при этом нассчитали меньше, чем среднюю по стране. Так защищает Путин интересы частных лиц и публичные интересы государства. Я думаю Путин должен понимать, что в эти 10 лет я создавал тоже свой пенсионный капитал

            Ещё один способ законного Путинского обмана пенсионеров. В соответствии с законом о трудовых пенсиях предусматривалось право человека имеющего стаж на особо вредных работах на пенсию, но вот как подсчитывать пенсию в этом случае, никак в законе не отображено и чиновник подсчитывает её так, как хочет. Читатель может мне задать вопрос, почему я так обрушился на Путина? Хочу сразу ответить.  Путин, как президент РФ, подписал этот закон и поэтому должен отвечать за его соответствие конституции. Россия президентская республика и её президент обладает неограниченной властью, по факту назначает правительство, распускает парламент и делает всё, что хочет, законы вступают в силу после подписания их президентом

                 Я хочу, чтобы Вы господин Путин ответили, на каком основании у меня и у многих других отобрали  значительную часть нашего пенсионного капитала и кому ВЫ его передали, назначив нам нищенские трудовые пенсии, которые оказались меньше средних трудовых  по стране. На каком основании трудовые пенсии и надбавки в Москве в несколько раз превышают пенсии и надбавки на периферии, мы что живём в разных государствах? Там вы боитесь, что голодные пенсионеры выдут и выбросят Вас из Кремля, ведь уже такие попытки были.  На периферии также народ хочет кушать, поэтому и живём мы в режиме непрекращающейся гражданской войны. Написанное выше соответствует целям и уставным задачам Фонда «Защитим мир от Чернобыля»

                                                                Президент Фонда «Защитим мир от Чернобыля»

                                                                                      Поляков Валерий Григорьевич

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

трагедия на к-219


                                          ТРАГЕДИЯ НА К — 219

         Четвёртого апреля 2011 года исполнилась 22 годовщина со дня гибели подводной лодки К-219. Для меня, как для бывшего подводника, без сомнения — это трагедия вдвойне, так как в семидесятых годах  меня привлекали к участию в автономном пла-вании на этой подводной лодке, хотя я проходил службу на К -228 в должности коман-дира группы дистанционного управления. Гибель Российских подводных лодок и аварийные ситуации на них  — это объективная закономерность. В мае 1977 года я доложил в ЦК КПСС причины этой закономерности, которые мною были извлечены на опыте тушения пожара на подводной лодке К — 228  8 августа 1973 года. Тогда лич-ный состав  без всяких приказаний покинул  отсек, а у меня , командира отсека, были считанные секунды, чтобы в одиночку локализовать очаг возгорания ( горел кора-бельный сигнальный патрон, ракета  от него прыгала рядом с гидравлическими насо-сами по протечкам гидравлики из сальников  этих насосов) и потушить его. Страшно вспоминать. За секунды прошла вся жизнь.

        Через месяц  после моего обращения в ЦК КПСС,  я был уволен без всяких пред-ставлений за 24 часа с Военно — Морского флота . Такова объективная реальность. А кто же остался в ВМФ СССР ? В одну из годовщин гибели К — 219 комментировали  обстоятельства  смерти матроса Преминина Сергея Анатольевича,  его сварили  в седь-мом отсеке подводной лодки,   офицеры —  участники аварии. И эти комментарии не выдерживают никакой критики. Перминин вошёл в седьмой отсек, чтобы за несколько минут вручную при отсутствии питания на приводах опустить на нижние концевики одну из компенсирующих решёток. После выполнения поставленной задачи, матрос брошен был на произвол судьбы пославшими его выполнить боевую задачу офице-рами, находившимися в смежном восьмом отсеке, ,и как принято говорить сейчас — предотвратить мировую войну. Доводы  приведенные комментирующими, в оправ-дание смерти матроса, говорят об их полной некомпетентности, об их не профессиона-лизме. Они утверждали, что при попытке эвакуации матроса из седьмого отсека не открылся заклиненный люк, и всякие попытки сравнять давление в смежных отсеках не дали необходимого результата сначала из за бурого газа из устройства, с помощью которого выравнивается давление в смежных отсеках, затем сорвалась попытка открыть раздвижным упором переборочный люк. Позвольте, господа офицеры, вам не поверить и ваши оправдания считать попыткой уйти от ответственности за гибель ни в чем не повинного моряка. Как можно жить на этом свете с таким грехом? Вы, господа офицеры, после взрыва  в четвёртом отсеке разгерметизировали подводную лодку до кормовой переборки седьмого отсека, только в этом случае можно говорить о буром газе из устройства сравнивания давления в смежных седьмом и восьмом отсеках. Но ведь это должностное преступление ни одного офицера, а группы офицеров подводной лодки К -219. По факту, я думаю, легенду о буром газе придумали офицеры по понят-ной причине. Абсолютно абсурдно утверждение  открыть люк седьмого отсека с помо-щью раздвижного упора. Как можно открывать его таким образом, если при первой попытке выравнивания давления в смежных отсеках было выявлено наличие окис-лителя  в седьмом отсеке, а в восьмом отсеке находятся 36 матросов без средств инди-видуальной защиты?  Сделать так — это значит, совершить  должностное преступле-ние и уничтожить всех , находящихся в отсеке.

             А как же вероятнее всего было на самом деле. Матрос Перминин входил в седьмой отсек и никакого бурого газа в нём не было, и через несколько минут этому бурому газу появиться в отсеке неоткуда, поэтому с большой вероятностью я утвер-ждаю, что никто не пытался выравнивать давление в смежных седьмом и восьмом отсеках, иначе бы давление без особого труда было выровнено через секунды. Просто надо признать, никто в отсеке не знал о выравнивающем устройстве, и это действие по выравниванию давления и бурый газ из него придумали позже. Вот работы  с раз-движным упором открыть переборочную дверь проводились, но всё это попытка что то делать, чтобы ничего не сделать. Как можно пытаться открыть вход в отсек таким способом, если там полно бурого газа?  Любой профессионал направляя матроса в отсек, хотя и с заглушенным реактором, но с температурой выше рабочей градусов на 400 в лучшем случае, должен был предвидеть факт заклинивания двери незначи-тельным избыточным давлением, которое возникает из за более быстрого роста темпе—ратуры в седьмом отсеке, чем в восьмом и принять меры, позволяющие эвакуацию матроса через несколько минут. Но этого сделано не было. Кто мешал офицерам отсека, даже при наличии бурого газа в седьмом отсеке, вывести весь личный состав из восьмого отсека в девятый, после чего вручную подать воздух в восьмой отсек, есть несколько способов, поднять давление немного выше, чем в седьмом отсеке, и эвакуировать Перминина? И не было бы трагедии, связанной со смертью матроса.

Подводная лодка К — 219 затонула — это трагедия.  Но это трагедия не подводной лодки, — это трагедия всей нашей страны, это я пытаюсь показать сейчас, это я пы-тался доложить  в своём обращении в мае 1977 года в ЦК КПСС. Выводов никто не делает, поэтому у нас и по сей день по «непонятным» причинам тонут и будут тонуть подводные лодки, падать самолёты, взрываться атомные станции и так далее. Дело не только в том, что у нас нет профессионалов — специалистов — это факт,  дело в том, что у наших людей отсутствует понятие чести , совести, долга — и это на мой взгляд следу-ет из представленного выше.

Эта страничка написана в исполнение целей и задач Фонда «Защитим мир от Черно-быля»

                                        С уважением президент Фонда «Защитим мир от Чернобыля»

                                                                              Валерий Поляков

Рубрика: Uncategorized | Комментарии (2)

АВАРИЯ на К-228


                                                        Авария на К — 228

     Подводная лодка К — 228 проводила испытание нового ракетного комплекса в 1971-1972 годах, которым предполагалось модернизировать все наши лодки второго поко-ления 667-А проекта. В те годы я служил на этой подводной лодке в должности ко-мандира группы дистанционного управления и был командиром 10 отсека — отсека живучести. 8 августа 1972 года на лодке проводилась последняя испытательная ра-кетная стрельба  двумя ракетами на максимальную дальность. И так, на  лодке бо-евая тревога, весь личный состав находится на боевых постах и командных пунктах, ракетный залп должен проводиться из подводного положения. На море находится противолодочный корабль с командующим Северным флотом,  прибывший наблюдать за стартом ракет и естественно за орденом. Служившие на флоте знают, чтобы опре-делить место нахождения подводной лодки перед ракетной стрельбой, с подводной лодки выстреливают несколько корабельных сигнальных патронов. Командиром партии стрельбы этими патронами назначается старшина трюмных, и в нашем случае было именно так. Для понятия механизма выброса патрона необходимо представить, что патрон перед выстрелом погружают сначала в пенал, после чего вставляют в шахту, затем  закрывается задняя крышка шахты. Открывается передняя крышка шахты, подается  воздух и пенал поднимается в верх, и одновременно патрон выбрасывается движением поршня в пенале. За десять минут перед стартом ракет, с подводной лодки производился выстрел сигнального патрона. Во время выстрела, из-за ржавчины в шахте, пенал заклинило в шахте и не был произвен выброс патрона.  Когда матрос Осипов подал воздух для извлечения заклиненного пенала для последующего  выстрела, не сработал нижний стопор, и пенал вылетает  из шахты на  гидравлические насосы рулей, около них  всегда есть протечки гидравлики, которые в любой момент могут загореться.  Матрос Осипов  без приказания командира отсека убегает в соседний отсек, за ним следует вес личный состав отсека. Трусость  и жела-ние   спасти свою жизнь любой ценой порождает панику. В доли секунды передо мной проходит вся моя жизнь, я сразу же отбросил возникшее желание побежать вслед за матросами, нашедшими убежище в соседнем безопасным отсеке.  И  я бежал навстре-чу убегающим морякам туда, где на гидравлике вертится  горящая ракета и дымя-щийся патрон. Их надо было локализовать и загерметизировать в подготовленном заранее, открытом мною заблаговременно туалете. Я, как знал, и всегда при каждой ракетной стрельбе готовил туалет для этой цели. Каким надо обладать мужеством, смелостью, верностью своему долгу, чтобы просто не  убежать при пожаре в отсеке, но этими качествами надо обладать десятикратно, чтобы остаться в горящем отсеке, когда все вокруг убегают. В одно мгновение, я оказался в дымовом облаке, ухватил руками дымовой патрон и выбросил его в туалет, сложнее оказалось ухватить вертя-щуюся ракету с парашютом  — её я подхватил пеналом, как совковой лопатой и бросил всё в туалет и закрыл его, весь отсек был в дыму, я наглотался пороховых газов, пере-хватило дыхание — спазм.  В этом состоянии   я натягивал на себя  свой дыхательный аппарат  закрывшись в водо-химической лаборатории, только там ещё был чистый воздух, включился в него, с трудом раздышался — мешал спазм дыхательных путей. Теперь можно было вздохнуть спокойно, осмыслить все произошедшее, опасность миновала.  До старта ракет оставалось минут пять, шахты открыты, заполнены водой. Если доложить командиру корабля о пожаре в отсеке, он отменит старт ракет, а это автоматически продлит испытание ракетного комплекса необходимого стране на несколько месяцев.  Детально обстановку в отсеке доложить командиру, для принятия им единственно правильного решения, я не мог, так как был в дыхательном аппарате.  Решение принимал самостоятельно и о пожаре сообщил после старта ракет. За эти несколько минут, убежавшие  матросы, в нарушении всех инструкций, включились в дыхательные аппараты личного состава смежного отсека,  возвратились назад. После моего доклада, командир лодки Косинцев Г. В. доложил о пожаре командующему флотом и дал мне команду покинуть отсек. Но эту команду я выполнить не мог, так потерял счет  матросов покинувших отсек и возвратившихся. Я их построил у пере-борки, сам пролез по отсеку, чтобы никого не оставить, посмотрел, есть ли пострадав-шие, и только после этого, по всем правилам дал, команду покинуть отсек. Оказав-шись в смежном отсеке Косинцев  Г.  В. приказал мне дать ЛОХ в горящий отсек. Я доложил командиру о обстановке, о том, что очаг пожара локализован и загермети-зирован в туалете, и попросил разрешения ЛОХ включить только после роста тем-пературы в отсеке. ЛОХ так и не включили. Мне вместе с командиром дивизиона живучести  пришлось несколько раз зайти в аварийный отсек для обеспечения его обитаемости, после чего, я потерял сознание и доктор отпаивал меня марганцовкой, три раза по литру и в каждом случае марганцовка становилась бесцветной.

     Описанное возгорание корабельных сигнальных патронов на подводных лодках явление не единичное., но  все случаях трагичное, и о них упоминается в перечне аварий на флотах. О моём случае никто не знает. Командиру надо было готовиться к награде за испытание ракетного комплекса и он постарался всё сделать, чтобы о пожаре на лодке никто не узнал. Сразу же после аварии задним числом был издан приказ командира лодки о назначении меня командиром партии стрельбы корабель-ными сигнальными патронам,  после ликвидации аварии Косинцев Г. В. доложил Командующему флотом о бездарном командире 10 отсека, который неправильно оценил обстановку и доложил о несуществующем пожаре ( какая подлость командира Косинцева Г. В.! ). В это же время вызвал меня, не оправившегося от отравления, и приказал перекрасить весь отсек, который после  аварии был малиновый, за время, когда лодка шла в базу — готовился к осмотру  отсека в базе комиссией ( прошу не удивляться ,на лодке было много краски, так как она недавно покинула  завод. ) Но никто отсек не осматривал.

          Произошедшее на лодке, может кому — то показаться фантазией. Мои решитель-ные действия объяснить иначе, как заранее продуманные и спланированные, нельзя. Действительно, я был готов к аварии и предусмотрительно открыл туалет, чтобы выбрасывать туда горящие КСП и ракету от него. Мало того, я поставил в известность о  возгорании и его возможных причинах, командира дивизиона живучести, командира БЧ — 5, зам. командира по политической части Светелькова В. Т. месяцев за шесть до пожара, но никто мер не принял. Мне предложили самому очистить шахту ВИПСа от ржавчины и обвинили в том, что я не поддерживаю её в исправном состоянии, хотя это прямые обязанности командира дивизиона живучести и командира БЧ — 5, но не ко-мандира отсека. Командир отсека должен следить, что бы оборудование отсека  нахо-дилось в исправном состоянии и в постоянной боевой готовности. Я не мог доказать свою правоту и предотвратить аварию, так как не мог  обратиться выше, чем обратился —  мешала субординация, в армии и на флоте тех лет насаждалось такое понятие. Из всего написанного видно, как неграмотно и не профессионально действовал личных состав горящего и смежных отсеков, а какие непрофессиональные действия указанных выше командиров  стоит только удивляться.

             Что же произошло после аварии? Командир Косинцев Г. В. получил свой орден Ленина, хотя рассчитывал на большее, стал контр-адмиралом  замполит Светельков В. Т. и получил тоже свой орден Красного знамени и тоже стал контр-адмиралом, а ещё 110 человек экипажа подводной лодки, которые рисковали своей жизнью во время 16 ракетных стартов не меньше, чем Косинцев и Светельков, их просто не наказали. Меня тоже не наказали, но через три года после аварии демобилизовали с «волчьим» билетом так, что я узнал об этом через 35 лет. Демобилизовали меня  за три месяца до пенсии, без всяких представлений на демобилизацию в административном порядке по политическим мотивам. В 1997 году я обратился в ЦК КПСС с предложением прекра-тить формировать экипажи подводных лодок, уходящих в автономку, случайными людьми, что приводит к гибели наших подводных лодок. Я поднял вопрос о причинах такой комплектации личным составом, и указал о не желании офицеров служить на подводных лодках, (  можно найти моё письмо в архивах ЦК КПСС ) Через две недели после этого письма, я был демобилизован. В начале 80-х годов  на Камчатке затонула подводная лодка под командованием  Николая  Суворова — она погрузилась с откры-тым забортным отверстием подачи воздуха к дизелям. И после этого многие годы  Николай  Суворов доказывал свою невиновность, причиной произошедшего он указывал на комплектацию лодки случайными людьми. Этому можно верить, но об этом я поставил в известность всех по принадлежности ещё в 1977 году. На флоте я пытался анализировать всевозможные причины гибели наших подводных лодок и на одну из них доложил командиру корабля — это нарушенный режим сна и работы личного состава. Я его убеждал в том, что на лодке созданы все условия для её гибели, а именно,  личный состав одной из смен несёт вахту в полудрёме. В таком состоянии офицер, управляющий ядерной установкой на автомате, не может проснуться, мгно-венно  оценить обстановку и вытащит подводную лодку с глубины, дав реверс без вся—ких приказаний — на это нет времени. Командир и старпом несут вахту в боеспособ-ных сменах, которые высыпаются, а вот в третьей смене на отдых и восстановление после вахты нет времени. В ответ командир отстранил меня от управления ядерной установкой и только через двое суток приказал приступить к работе, ведь на берегу надо было объяснить такие действия, а я бы объяснил свою позицию, произошедшее было скрыто. На многих лодках моя позиция претворялась при эксплуатации лодки в автономке обязательно — там командиры не беспокоились о своём отдыхе, а думали о безопасности экипажа и подводной лодки.

         Сейчас я на  трудовой пенсии, как многие старики обречён на голодное вымира-ние. Можно ли говорить о трудовых пенсиях, если их не хватает на оплату комму-нальных услуг. Надо признать отсутствие трудовых пенсий в России. Путин говорит об индексации пенсий, но господин Путин не понимает, что при индексации пенсий с марта по август 2009 года пенсия возросла процентов на 20, а цена курицы в магазине возросла более, чем на 30, идет простое перекачивание бюджета в карманы монопо-лизированных кампаний. При этом жизненный уровень пенсионеров не возрастает, а падает.

                Меня не удивляет наши трагедии и аварии, непрекращающаяся гражданская война в стране. Всё это закономерный процесс. Я не один, отдавший России здоровье, служивший ей верой и правдой обречён на голод и невозможность купить даже необ-ходимые лекарства, унижения  от всех новых хозяев жизни: депутатов, судей, проку-ратуры, милиции, короче, всех коррумпированных чиновников и взяточников. Хорошо, что Медведев и Путин признают это, правда, никак не  борются с этим — одни разговоры. Хорошо сказал Илья Муромец, что на Руси есть-пить есть кому, а вот защищать Русь будет некому. Сейчас оно так и есть.

 Написанное соответствует целям и задачам Фонда » Защитим мир от Чернобыля».

               Президент Фонда «Защитим мир от Чернобыля »

                                          Поляков Валерий Григорьевич

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

чернобыль и мир в 21 веке без него


                                               

                                  ЧЕРНОБЫЛЬ И МИР В 21 ВЕКЕ БЕЗ НЕГО

           Самой страшной трагедией 20 века была авария на Чернобыльской АЭС. Чтобы  затушевать её  масштабы, советские учёные, политики и государственные чиновники сравнили этот ни с чем не сравнимый апокалипсис  с гибелью «Титаника» или «Чел-ленджера». Они приняли все меры для сокрытия своей полной некомпетентности в вопросах  проектирования, монтажа, эксплуатации атомных станций, государствен-ного контроля  за  безопасным ведением работ на этих объектах. Через  две недели после аварии с эксплуатационного персонала была взята подписка об уголовной ответственности за разглашение ситуации на атомной станции до, во время и после аварии. Что они пытались скрыть от общественности, и  какую  цель преследовали при этом?

                    Какую цель преследовали должностные лица СССР скрывая письменное обращение в 1984 году в Совет Министров СССР, в институт Курчатова, в Госатом-энергонадзор СССР, в котором старший инженер управления реактором Поляков  Валерий Григорьевич  описал за два года до аварии, не только её причины ,но и де-тально описал, как она произойдет, внес ряд предложений, своевременно внедрив которые в практику эксплуатации реактора, не допустили бы его взрыв . Письмо с  детальным описанием  будущей аварии,   с описанием  её причины, с описанием пре-дложений по эксплуатации реактора,  преследовавших одну цель, исключить всякую возможность вывода реактора в ядерно-опасное состояние с последующим взрывом, было направлено Президенту Академии наук СССР Александрову А.П. а он,  как при-нято у  нас, переправил своему заместителю академику  Легасову,  ответственному за ядерную безопасность всех ядерных объектов СССР.  Это же письмо я послал Председателю Государственного комитета по контролю за безопасным ведением работ в атомной энергетике Кулову, а он, как принято у нас, переправил своему заместителю Сидоренко.(Смотреть документальное повествование Юрия Щербака «ЧЕРНОБЫЛЬ», абзац «Предчувствия и предупреждения» Москва, Советский писатель, 1991 г.) Полу-ченные ответы из этих ведомств были простой отпиской, в которой мне сообщалось в корректной форме о моей некомпетентности в вопросах ядерной энергетики. В ответе на моё письмо из Госатомэнергонгадзора мне сообщили, что командированный специа-лист на Чернобыльскую атомную не нашел подтверждения фактам, указанным мною в письме. Но он и не мог найти при работе реактора в нормальном режиме, я ведь пи-сал при каких условиях реактор переходит из нормального в ядерно-опасный режим и как он при этом  взрывается и как надо эксплуатировать, чтобы он не взрывался. Ровно через два года мою компетентность и факты, указанные в письме подтвердил взрыв на Чернобыльском реакторе. Через семь дней после взрыва  был парализован академик Александров, но, общаясь на пальцах, он уговорил своих коллег оставить за собой пост Президента Академии наук на два года, а как следствие — власть, что дало ему при поддержке зав. сектором атомной энергетики ЦК КПСС Копчинского Г.А., объяснить аварию так, как выгодно группе коррумпированных академических  учё-ных и правительственных чиновников. «Козлами отпущения» был назначен эксплу-атационный персонал Чернобыльской АЭС. Защитить себя они не могли,  так как истинных причин аварии они не знали, но нельзя ещё не учитывать, что они были связаны подпиской об ответственности за разглашение происходящего на атомной   станции. Предложенное объяснение причин аварии представителями науки и ЦК КПСС не выдерживает никакой критики.

                    При такой постановке вопроса авария неизбежна должна повторяться на существующих блоках в России и за рубежом, как показывает практика, она и повторяется почти ежегодно, вопрос только в каких  масштабах. Уже после аварии, боясь разоблачения своей некомпетентности, устроил суицид над собой  академик Легасов, а вся страна мучилась, пытаясь найти причины его безвременной смерти. Одно дело не понять  аварию, когда реактор «успешно» работает, все  получают награды и купаются в лаврах славы, другое дело,  не понять аварию, когда ты, академик, в руках держал письмо с детальным её описанием — такое вынести Легасов не мог. Уволены были с занимаемых должностей Председатель Госатомнадзора  Кулов и его заместитель Козлов, у которого я был за месяц до взрыва и который мне в беседе честно признался,  что в вопросах,  которые я ставил в своем письме, он ничего не по-нимает. За два года перед Чернобыльским взрывом Курчатовский институт с моим письмом ознакомил и персонал атомной станции, в части касающийся, но кроме хохота мои предложения у них не вызвали никаких эмоций — такова горькая правда,  за которую они и вся страна заплатили очень дорого. Тщетно я пытался выступить сви-детелем на суде над Чернобыльцами. (С такой просьбой я обратился в Генеральную прокуратуру СССР, но моё письмо, в котором я утверждал, что основными виновни-ками Чернобыльской трагедии являются представители Курчатовского института, Правительства СССР,  ЦК  КПСС —  у меня тогда и сейчас есть документальное этому подтверждение, — было переправлено в Прокуратуру УССР, но ответа не последовало, а суд  перенесли за колючую проволоку в Чернобыль, туда я приехать не мог при всём желании —  был бы арестован за нарушение режима)

          А как боялись разоблачения своей вины представители Курчатовского инсти-тута. После аварии по  предложению ЦК КПСС был назначен техсовет двух инсти-тутов: Курчатовского и НИКИЭТА, на котором должны были разобрать мои предло-жения, высказанные за  два года перед аварией. Но меня на тех. совет не допустили, перехватили на подступах к институту и под предлогом не выписывать пропуск, меня отвели на институтскую дачу, где и состоялся мнимый тех. совет двух институтов в составе четырёх человек под председательством Калугина. По факту техсовет  двух институтов состоялся в это же  время на территории института, на котором я отсут-ствовал по непонятным причинам —  так доложили бы в ЦК КПСС, если бы кто-то  поинтересовался.  На мнимом   техсовете, состоявшемся  через год после аварии Калугин, ( это он составлял ответ на моё письмо в 1984г., а утвердил его, директор Курчатовского института) находился в шоковом  состоянии. Он извинялся и сожалел, что беседа состоялась слишком поздно, а он в своё время не правильно понял содержание моего письма.

После аварии беседу с ответственным работником ЦК КПСС Копчинским Г.А., именно его я обвинял в подготовке аварии на Чернобыльской  АЭС, я закончил досрочно, по-няв её бесполезность. Разговор мог бы закончиться моим арестом и как следствие бес-почвенными обвинениями меня в некомпетентности, подключив радио, телевидение, прессу. Справедливости ради отмечаю,  что в ЦК КПСС  Копчинский мне заявил о цен-ности для атомной энергетики таких специалистов, как я. Какое лицемерие!

  Я могу много говорить о некомпетентности наших специалистов, в 1984 году  это они могли в союзе со мной не допустить аварию, но моя  и их точки зрения по вопросам фи-зики и эксплуатации реакторов не совпали тогда, да и не совпадают сейчас. В наши дни кое-кто из них работают в министерствах и ведомствах России, в международных организациях. От них зависит —  будет новый Чернобыль или нет. У меня есть полные основания утверждать, что в силу своей некомпетентности, правильные выводы из аварии они сделать не могли, так как не понимали аварию раньше, да и не понимают сегодня. Доказательством вышесказанного, служат повторяющиеся с некоторым постоянством аварии на реакторах Чернобыльского типа (отличаются они только масштабами). Только поэтому был принят  без особых замечаний отчёт правитель-ственной комиссии СССР в МАГАТЭ после аварии, который подтверждает полную некомпетентность тех, кто его составлял, да и принимал. Никто не мог представить альтернативное объяснение аварии по причинам вполне понятным.

                Поэтому прошу заинтересованных лиц в том, чтобы новый Чернобыль не состоялся, помочь мне всему миру объяснить причины Чернобыльской трагедии, ока-зать мне материальную поддержку и юридическое обеспечение для работы Фонда «Чернобыль и мир без него», я также ищу учредителей фонда, желающих сделать выводы из моих безуспешных попыток в 1984 году, когда аварию можно было не допустить. Сегодня, пока жив, я хочу сделать всё, чтобы тайна Чернобыля не ушла в пучину, как тайна гибели «Титаника», только поэтому я организовал Фонд  » Защитим мир от Чернобыля»

                    Фонд удет преследует социальные и благотворительные цели, направленные:

1. Объяснить всему миру причины аварии, недостаточность принятых мер для пре-дотвращения аварий подобных Чернобыльской на оставшихся в эксплуатации реак-торах , а таковых в России более 20.

                     2.  Привлечь мировую общественность выступить единым фронтом в борь-бе за прекращение эксплуатации реакторов Чернобыльского типа, научно обосновав такое требование.

                3.  Довести до всех честных людей на земле истинные причины аварии,  указать фамилии тех,  кто и как её подготовил, совершил её, и почему она произошла.

                 4. Оказывать социальную и медицинскую помощь ликвидаторам, не тем, кто изредка заезжал в 60 км.  зону, а тем кто непрерывно выполнял работы на блоке или пробивал туннель для охлаждения горящего реактора после взрыва на нём.

Более подробно цели и задачи Фонда  определены уставом.

                           С уважением   президент Фонда » Защитим мир от Чернобыля»

                                                                        Валерий Поляков.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

чернобыль-1 это миф или реальность


                           «ЧЕРНОБЫЛЬ -1» — ЭТО МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ

      Сентябрь 1982 года. Разрушение центральной топливной сборки на первом блоке Чернобыльской АЭС из-за ошибочных действий эксплуатационного персонала. Выб-рос радиоактивности на промзону и город Припять, а также переоблучение ремонт-ного персонала во время ликвидации «малого козла». Такова официальная версия пер-вого  Чернобыля, старая песня российских чиновников. Только их мнение является определяющим, только они  единолично без учёта мнения окружающих, выдвигают версии аварий и только они во всех случаях  перекладывают вину за произошедшее на эксплуатационный персонал или на оборудование, если его невозможно осмотреть после аварий.. И это типично не только для аварий в секторе атомной энергетики, но и для всех аварий, происходящих в России.

        В 1982 году я работал старшим инженером по управлению реактором на Чернобыльской атомной. Не секрет, что все работы на реакторе, связанные с физикой активной зоны реактора, проводились исключительно под контролем и с разрешения представителей Курчатовского института. Другое дело — не все программы и задания документально оформлялись и подписывались ими. Очень удобная позиция, если эксперимент  проходит  удачно, герои — институтские работники, если не удачно- виноват обслуживающий персонал. Я думаю,  с тех пор,  мало что изменилось при эксплуатации Российских атомных станций. В те годы насаждалась точка зрения о возможности работы реактора РБМК на воспроизведенном топливе, своего рода вечный двигатель — абсолютная утопия. К этой утопии персонал станции не имел никакого отношения, но эта утопия подготовила в сентябре 1982 года и разрушила центральную топливную сборку на первом блоке Чернобыльской АЭС и помогла взорвать четвёртый реактор в 1986 году. Подтверждением сказанного является рационализаторское предложение сотрудников  Курчатовского  института  и работников Чернобыльской АЭС. Суть предложения в том, что при изменении изотопного состава активной зоны реактора изменяется энергетический спектр нейтронов,  при котором становится возможным деление воспроизведённого топлива. Предложение можно посмотреть и обсудить, кому интересно, и я поясню допущенную ошибку в данном рационализаторском предложении.  Кроме этого две чернобыльские аварии были подготовлены не компетентным взглядом российских ученых на критическую массу и активную зону работающего реактора. В 1983 году, почти за три года до взрыва на Чернобыле,  я сделал попытку просветить их по этому вопросу, но получил очень дружелюбное письмо, в котором говорилось без всякого обоснования  о моей некомпетентности. И только после Чернобыльской аварии 1986 года меня выслу-шали, и специалисты Курчатовского института были в шоке, они признались, что сожалеют о запоздавшей беседе со мной. Кроме этого, у них только после Чернобыля появился иной взгляд на критическую массу работающего реактора. Обо всём этом можно прочитать в хронико — документальной повести Медведева » Чернобыль «. Исходя из ошибочных представлений активной зоны реактора  в 1982 году, на Черно-быльских реакторах специалисты Курчатовского института и эксплуатационный персонал станции воплощали в практику эксплуатации следующий порядок пере-грузки отработанного топлива — реактор разбивался на сектора и перегрузка отра-ботанных тепловыделяющих сборок в этих секторах велась поочерёдно, не обращая внимание на состояние активной зоны в этих секторах. Курчатовский институт гаран-тировал абсолютную безопасность таких перегрузок, что притупляло бдительность эксплуатационного персонала. Суть аварии Чернобыля-1 такова. Когда перегрузочная машина наехала на канал, никто не обратил внимание на факт низкого расхода воды через него при полностью открытом запорно-регулирующем клапане и на погружен-ные в активную зону почти до нижних концевиков  стержней поглотителей вокруг перегружаемого канала. Перегрузочная машина начала опускать тепловыделяющую сборку в технологический канал, в канале сразу же образовалась несмываемая паро-вая пробка,  почти нулевой расход в нём, высокая плотность нейтронного потока. Ней-тронный поток разогревает стенку канала и канал разрушается не исключается  вер-сия разрушения канала  при взрыве  образовавшейся  гремучей смеси паровой пробке, тепло-выделяющаяся сборка закрывает эту дыру и вползает в неё. Машина опускает сборку вниз и давление воды направляет её в графитовое пространство вокруг канала и как следствие выброс радиактивности на город Припять. По указанным выше при-чинам компенсировать положительную реактивность при погрузке свежего топлива в канал было нечем, расход воды через канал, упавший почти до нуля, увеличить было нельзя — ЗРК,  как я указывал выше, был открыт полностью. Такова была цена неком-петентного взгляда советских ученых на активную зону реактора, но в этом они не признаются до сих пор, обвиняя эксплуатационный персонал в аварии. Ситуация в точности  повторилась в 1986 году, только не в одном канале, а в созданной  локальной зоне с отрывом при взрывах в каналах пароводяных коммуникаций и образовании гремучей смеси под «крышкой» реактора., с последующим взрывом,  Разница только в том, что в 1982 году пробку создала перегружаемая тепловыделяющая сборка, а в 1986 году пробка в локальной зоне образовалась по другой причине, но об этом я расскажу попозже. И моя точка зрения на причины Чернобыльской аварии в корне отличается от официальной, не выдерживающей никакой критики, точки зрения представителей Курчатовского института, я её никак не связываю со снижением расхода воды через реактор по причине срыва циркуляционных насосов.

                Не вызывает никакого сомнения реальность  аварии на первом блоке Черно-быльской АЭС в 1982 году. Но для кого эта авария миф, конечно,  не для тех, кто  ло-патой собирал радиактивное топливо и графит под днищем реактора и бросал в кон-тейнер, переоблучались и ничего за это не имели. Дело в том, что тепловыделяющая сборка, загруженная в графитовую кладку, высверливалась фрезерным станком,  и при этом сверлении крошка радиоктивного топлива и графита высыпалась под днище реактора. В России и странах СНГ сотни тысяч ликвидаторов второй Чернобыльской аварии пользуются льготами, большинство из них получили  значительно меньшие дозы, чем забытые и не оценённые, прозябающие в нищете ликвидаторы последствий аварии на первом Чернобыле. Хочу поставить вопрос перед правительством, когда люди в нашем государстве будут получать по заслугам, когда о них  будет помнить  государство всегда? Хочу также и обратиться ко всем, кто живёт в государстве с названием Россия — надо ли работать на это государство, терять здоровье, чтобы умереть в нищете на фоне невиданного до сих пор беззакония, незащищённости человека,  разврата и  барства коррумпированных чиновников и  взяточников всяких мастей.

 С уважением  Президент Фонда «Защитим мир от Чернобыля»                          

         Поляков Валерий Григорьевич

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий